Развитие способностей леворуких школьников в младших классах общеобразовательной школы с учетом их психофизиологических особенностей

Зимка Анна Альбертовна,

учитель-логопед

МОУ СОШ № 45 г.Твери,

e-mail:anna-zimka@rambler.ru



Развитие способностей леворуких школьников в младших классах общеобразовательной школы с учетом их психофизиологических особенностей


Проект консультации для учителей начальных классов.


Сейчас общеизвестно, что предпочтение какой-либо руки в качестве ведущей не является прихотью ребенка и не зависит от желания и воли учителя. Это следствие распределения психических функций между полушариями головного мозга. С самого начала следует отметить, что предпочтение левой руки в качестве ведущей является частным случаем, когда в силу ряда причин у ребёнка ведущим полушарием является правое, гуманитарное полушарие. Строить систему обучения без учета данного обстоятельства нельзя, это не только неэффективно, но и вредно, так как тормозит развитие левши, мешает раскрыться его способностям в полной мере, а в худшем случае приводит к невротизации ребёнка, что пагубно отражается на всей его дальнейшей жизни. За время работы в школе я обнаружила, что учителя не только не стремятся подавить леворукого ребёнка, изменить его и таким образом облегчить себе задачу его обучения, но наоборот, проявляют заинтересованность во всём, что касается левшей и вообще детей, восприятие которых отличается от большинства других детей.

    Другой вопрос, как именно организовать обучение левшей в праворуком классе. Не только большинство детей, но и подавляющее большинство учителей — правши. Это значит, что они, чтобы эффективнее работать с левшами, сами нуждаются в помощи. Ведь основа человеческой деятельности всё-таки лежит в сфере неосознанного. Поэтому, чтобы эффективнее работать с детьми, являющимися, если можно так выразиться, психофизиологическим меньшинством, надо, во-первых, хорошо знать свои собственные особенности, во-вторых, разницу в восприятии людей с разными доминантными полушариями и, в-третьих, связать теорию и практику, знание о природе ребёнка с практическими приёмами, которые учитель сможет использовать на уроках. А если при этом учитывать ещё и различия в обучении девочек и мальчиков, эффективность работы учителя повысится ещё больше. Это не просто отразится на успеваемости детей, их способности проявятся не только в рамках школьной программы. Учитель поможет ребёнку открыть себя самого и построить свою дальнейшую жизнь, опираясь на способности, а не посвятить все силы сопротивлению и преодолению препятствий, на что нередко настраивает школа.

    И здесь, как правило, возникает первое противоречие: учитель, склонный к академическому подходу в обучении, а также обязанный и тренированный следовать программе, вынужден сочетать, как минимум, два разных, зачастую полярных подхода к обучению, один из которых ему близок и комфортен, а другой, как я уже сказала, требует высокого уровня осознанности в использовании. Эти вопросы, а также тот факт, что способные, нетривиально мыслящие дети в результате обучения в школе оказываются в кабинете логопеда или психолога, привели меня к следующим размышлениям, которые я попыталась систематизировать, опираясь на схему дихотомии мальчиков и девочек на всех трех этапах урока, с учётом их гендерных различий.

    Ещё до начала работы следует убедиться, что дети правильно сидят. Левша должен иметь возможность получать информацию слева. При этом он и его сосед-правша не должны мешать друг другу и не сталкиваться ведущими руками. Левша пишет, загораживая свою работу частично или полностью, так как левая рука движется так, что в той или иной мере закрывает написанное. В то время как учитель подробно объясняет другим ученикам, как правильно сидеть и держать ручку, важно не забыть помочь левше найти оптимальный для него способ движения руки при письме, убедиться, что его рабочее место полноценно освещено с правой стороны. Когда все дети выкладывают тетради левым уголком к себе, не забыть перевернуть тетрадь для левши правым уголком. Для этого не требуются дополнительные словесные пояснения, достаточно поправить ребёнку тетрадь или жестом показать ему направление. Это не потребует от учителя дополнительного времени и не отвлечёт других детей. В дальнейшем, пересаживая детей в течение учебного года, не менять левше сторону, только расстояние от доски, а вообще лучше совсем не пересаживать леворукого ребёнка.

    К этому же моменту относится рекомендация не требовать от левши слитного письма ни на каком уровне, ни в каком варианте. Соединительные палочки мешают левше! Замедляется темп работы, а главное, левша вообще перестаёт воспринимать написанное. Плавно перетекающие друг в друга буквы превращаются в бессмысленные узоры. Мой опыт показывает, что без соединительных палочек со временем дети вырабатывают почерк, который читается гораздо комфортнее не только для них самих, но и для учителей, поэтому в средних и особенно в старших классах на это обстоятельство никто не обращает внимания. Не могу здесь не отметить, что сегодняшние соединительные палочки особенно вычурные, поэтому, думаю, что более произвольное их использование облегчит обучение многим детям. Особенную лояльность в этом вопросе следует проявить к мальчикам, которые, как известно, приходят в школу менее зрелыми, чем девочки, к тому же им трудно работать в режиме ближнего зрения. Обобщенно говоря, чем меньше требований к красоте письма левши, тем лучше это письмо в результате будет.

    Следующий камень преткновения для левшей, о котором зачастую даже не догадываются учителя — темная доска, на которой белым мелом пишут и учитель, и дети. Для левшей достаточно прикрепить на доску магнитами белые листы с написанными на них заранее тёмными, а лучше цветными (красными, синими и зелёными гласными и согласными соответственно) буквами, и эффективность их работы значительно возрастёт. Листы многоразовые, поэтому учителю их использование не только не составит труда, но и наоборот, значительно сэкономит время на уроке.

    Ребёнок-левша мыслит нелинейно, учебный материал воспринимает целостно, конкретно, сообразуясь со своей реальной жизнью и практической деятельностью. Он не следует мысленно за объяснением учителя, и вообще не ориентируется на вербальную подачу материала, и особенно это касается мальчиков. Опять мы видим, что мальчики-левши — слабое звено, но так происходит только в системе школьного обучения, подходящей далеко не для каждого ребёнка. На самом деле левши как раз креативны, изобретательны и находчивы, но на уроках проявить себя у них мало шансов.

    Учесть эти особенности несложно, достаточно перед уроком заранее расположить наглядный материал на доске, а самом начале урока предложить детям угадать, о чём сейчас пойдет пойдёт речь, зачем нужна та или иная схема или картинка и, кстати, что вообще нам даст изучение этой темы. При такой организации урока ответы левшей часто оказываются намного интереснее, чем может предположить учитель. Это касается не только леворуких детей, ведь не только предпочтение руки характеризует ребёнка с правополушарной мозговой доминантой, следовательно, многие дети получат возможность проявить себя в соответствии со своими естественными природными возможностями. Этот рабочий момент можно сделать ещё эффективнее, если использовать метод «мозгового штурма», когда дети отвечают не по поднятой руке, а в форме свободного разговора. В таком режиме дети не стремятся повторять ответы других, наоборот, чувствуют себя гораздо свободнее, раскованнее, не отключаются, когда их «не спросили», и в результате получается действительно интересный и полезный для всех детей диалог, который, кстати, занимает гораздо меньше времени, чем традиционная форма вопросов и ответов. Задача учителя даже упрощается — достаточно показать свою заинтересованность каждым мнением, а если ребёнок отклонился от темы, не забыть сказать, как он интересно подумал, пользуясь при этом удивлённо-одобрительно-радостными интонациями. В дальнейшем, используя этот приём, можно вообще ничего не говорить, управляя дискуссией соответствующей мимикой и жестикуляцией.

    Здесь не могу не добавить, что вообще-то учителя немного радуются и удивляются на уроках, но если осознанно потренировать у себя такую манеру работы, дети действительно начинают приятно удивлять учителя.

    Отдельно хочу остановиться на теме наглядного материала. Конечно, в каждом классе он есть и активно используется на многих уроках. Недостаточно, чтобы наглядность дублировала рассказ учителя, скорее наоборот, поскольку левши отталкиваются от визуальных и кинестетических образов, связанных со своей собственной практикой, поэтому картинки должны быть эмоциональными, образными, способными подстегнуть воображение левши, а не загонять его мышление в жесткие рамки.

    Приведу пример использования наглядного материала для левшей. Чтобы ребенок, вынужденный писать «противотоком», не начал писать зеркально, не запутался в буквах и их элементах, на доске в верхнем левом углу подвешивается игрушечное солнышко. На своем листе нелинованной бумаги дети находят соответствующее место и отсекают уголок жёлтым фломастером. В дальнейшем это — надёжный ориентир для направления письма. Желательно, чтобы доска в классе была расположена таким образом, чтобы солнышко оказалось ближе к окну. Перед письмом учитель предлагает детям встать и изобразить, поворачиваясь всем телом, что делает буква, «смотрит на солнышко», или «греет спинку». В дальнейшем левши с удовольствием выполняют это упражнение с минимальным побуждением со стороны учителя, в то время как остальные дети перестают вставать и показывать, иногда только говорят, что буква повернута направо или налево, то есть не отвлекаются. Потом на месте солнышка на доске висит магнит, а в тетради детям эта опора уже не требуется.

    Левше трудно определить, какая буква первая, какая следующая, и так далее, ведь если мы движемся, н-р, в правую сторону, т первым будет тот, кто стоит правее всех, а на строчке это — последняя написанная буква. Задача упрощается, если обратить внимание ребёнка, какая из букв ближе к солнышку, а какая дальше от него. Если при этом не перечислять буквы одну за другой, а вразброс рассмотреть, кто где стоит относительно солнышка, то в итоге ребёнок напишет правильно, несмотря на то, что на первых порах очерёдность появления букв может и отличаться от стандартной. Для закрепления правильного расположения букв существует ряд специальных упражнений, но они в данном случае оказались за рамками темы проекта, главное, при правильно и своевременно задействованном наглядном материале во время урока дополнительные упражнения часто оказываются ненужными или используются частично с максимальным эффектом.

    Левши воспринимают и перерабатывают информацию не только целостно, но и быстро. И тут встаёт вопрос, как включить их в работу во время многочисленных повторений, которые требуются правшам. С моей точки зрения, многочисленные и всевозможные повторения, которые являются существенной составляющей любой утверждённой и действующей в школе программы, слишком перегружают процесс обучения. Важно, чтобы левша не замечал, что он повторяет! Для левши много значит форма подачи материала, ему вообще ни к чему слышать классическое «сколько можно повторять», иначе он будет тренирован отключаться от работы в классе вообще. Варианты сопроводительного текста для очередного задания могут быть разнообразными, главное, чтобы информация не была заключена только в вербальной форме. «А теперь задачка потрудней!», «Да хватит одно и то же, вот кто сможет догадаться, как тут быть!», «Что-то не пойму, что здесь надо сделать!», — если при обучении левши учитель пользуется этими и подобными формулировками, дети включаются в работу автоматически. По сути дела, учитель отражает ощущения ребёнка, при этом с каждым из них лично устанавливаются доверительные отношения, при условии, конечно, что слова эти произносятся не монотонно или даже с раздражением, а с симпатией и заинтересованностью.

    Если учитель помнит, что мотивация левши ориентирована не на глубину знаний, а на деятельность как таковую, и в этой деятельности левше необходимо почувствовать себя на высоте, взрослому не составит труда немного подыграть. «Сейчас отправляемся по грибы, угадайте, как мы это сделаем?» , - такое «вступление» уместно к теме «Разделительный мягкий знак» во втором классе. А на доске при этом висят схемы-картинки, где мягкий знак «спрятался между «травинкой» - мягкой согласной — и красным «цветочком» с зелёным «лепесточком» — гласная с двумя звуками. То есть звуки изображены графически, но не в виде транскрипции, как это удобно взрослому, а нарисованы на картинке, вызывающей у ребёнка конкретные ассоциации. Надо добавить, что часто используемая в начальной школе транскрипция является, так сказать, символом символа — символом буквы, которая, в свою очередь, обозначает звук — это слишком сложно для первого и второго класса, а левшей окончательно запутывает. Но стоит предложить детям поискать грибы в лесу, как левши с лёгкостью включаются в работу. Причём эффективнее всего подобные приёмы работают с мальчиками, так как они в больше мере нацелены на практическое решение проблем, а эта их особенность на уроках используется недостаточно, хотя, как видно, это несложно. К тому же таким образом в мягкой неконфликтной форме провоцируется соревновательность, которая так необходима мальчикам, левшам и вообще всем способным детям.

    Не могу не провести параллель в работе между этими тремя группами, более того, часто встречаю все три особенности в одном и том же ребёнке. И это несмотря на то, что мальчики-левши находятся в школе в самых неблагоприятных условиях. Чаще всего учитель не скрывает своего раздражения и неодобрения по отношению к ним. Однако, если осознать, что эти чувства вызваны прежде всего непониманием природных особенностей левши и их несовпадением с особенностями учителя, можно придти от противоборства к взаимной симпатии, полезной для учителя и необходимой для ребёнка.

    Для поднятия престижа левши в классе можно использовать несложный приём, не требующий от учителя ежедневных усилий: в классном уголке можно повесить две картинки, на одной из которых изображён домик (он пониже), в окошке которого перечислены, например, отличники, регулярно выполняющие домашнюю работу очень хорошо. На другой картинке гора, на вершине которой нарисованы мальчик и девочка, над ними — звёздочки, в которых вписаны фамилии детей, сделавших в учебе какой-то рывок, у которых появились какие-то достижения в обучении. Внизу подпись: «Покорители Горы Знаний», или что-то подобное. В звёздочках, кроме фамилий, желательно указать и сами достижения, например, количество отличных домашних работ за месяц или неделю. Количество звёздочек и их расположение определяет учитель. Понятно, что со стабильно работающими в традиционной академической манере детьми «Покорителям Горы Знаний» соревноваться в силу принципиально разных стилей работы трудно, но таким способом можно разрешить противоречие, поощрить одних и не забыть про других, не сталкивая их при этом. Кстати, скучная и однообразная домашняя работа часто оказывается малоэффективной для левшей, но поскольку отменить её невозможно, тем более стоит поощрить усилия ребёнка. Это вызовет в нём желание заниматься и терпеливо относиться к чередованию более и менее подходящих для него упражнений, а не выключаться из занятий полностью.

    Очень облегчает запоминание левше эмоциональный фон подачи материала. Например, про безударную «О» можно сказать, что она «грустит» без ударения. Если при этом на доске будет соответствующая картинка с «грустной» «О», у которой буква «А» «отнимает» ударение, а учитель, меняя интонацию, разыграет перед детьми диалог от имени букв, именно это и запомнится левше, который тут же включается в действие, «подавая реплики». После этого можно сколько угодно закреплять материал в традиционной манере с другими учениками — левша уже погрузился во «взаимоотношения» звуков и букв, «помогая» им «договориться».

    В дальнейшем, используя изученный материал в самостоятельных работах, он не осознаёт его как набор заученных правил, хотя в системе школьной программы от них никуда не деться.

    Включённость ребенка в игровую ситуацию позволяет ему развиваться, не теряя своей творческой индивидуальности и сохраняя с учителем максимально продуктивный рабочий контакт: в это время левша сам начинает подбрасывать идеи, а учитель, потративший на это немало сил, теперь с лёгкостью настраивается на волну ребёнка. Например, когда я сказала, что предлоги «предлагают свою помощь», чтобы существительные из «разных команд» могли «пройти испытания» (речь идёт о склонении), то мой союзник-левша тут же выкрикнул, что приставки, в которые они (то есть дети) играют, присоединены к телевизору проводом, отделить их невозможно, иначе они не будут работать, значит, так же происходит и со словами... Примеров, когда левша обучает сам себя, а заодно и помогает учителю, очень много. Когда на уроке для леворукого ребёнка созданы подходящие для него условия, он часто оказывается впереди многих своих соучеников-правшей. Здесь хочу добавить, что ни к чему акцентировать внимание ребёнка на том, что он левша. Просто сам учитель должен помнить о том, какие особенности характерны для леворуких детей, и знать, как именно можно развивать их максимально эффективно.

    Способности левшей раскрываются ещё ярче, если реагировать на их достижения в непосредственной экспрессивно манере. Можно выразить своё удивление, изобразив потрясение гениальной идеей, можно сказать, что даже мне, учителю, не пришло такое в голову. После такой реакции можно перейти к тому, о чём всё-таки подумал учитель, и дать возможность правшам проработать материал в свойственной им манере, а также оценить по достоинству их результаты. Вообще в манере работы с левшой желателен элемент театральности, особенно это касается речи учителя — здесь уместны внезапные паузы, резкое изменение высоты голоса и интонаций. Хотя урок, конечно, не детский утренник, сходство всё же есть - ребёнок вообще не должен чувствовать, что он сейчас старается, трудится, он в буквальном смысле слова должен иметь возможность получать от занятий удовольствие.

     Нет смысла пытаться сделать акцент на самоконтроле ребёнка-левши. Более того, возвращаясь к теме грамотности, надо подчеркнуть, что лишний анализ разрушает её природные механизмы. Известны случаи, когда разными руками левши работают с разной степенью не только красоты, но и грамотности.

    Всё это в очередной раз приводит к мысли, что если учителю удаётся в буквальном и переносном смысле этого слова найти общий язык с левшой, в выигрыше оказывается не только ребёнок, ради которого учитель делает попытки выйти за общепринятые рамки системы школьного обучения. Помогая раскрыться и развиться своему нестандартному ученику, учитель поднимается на более высокий профессиональный уровень, так как сам начинает лучше видеть как процесс обучения, так и себя и свой вклад в этот процесс, в большей степени осознавая своё влияние на детей и их развитие. В результате учитель открывает в себе новые возможности, которые позволяют ему раскрыть и развить в каждом ученике его интересные и оригинальные творческие задатки, не ограничиваясь рамками школьной программы.


Список литературы:

1. Безруких М.М. «Леворукий ребёнок в школе и дома», Екатеринбург 1998;

2. Еремеева В.Д. «Мальчики и девочки. В зеркалах полушарий», статья из газеты «Первое сентября», №17»;

3. Семенович А.В. «Эти невероятные левши. Практическое пособие для психологов и родителей» М.: Генезис, 2005;

4. Семенович А.В. «Психолого-педагогическое сопровождение детей-левшей» М. 1998

5. Сиротюк А.Л. «Обучение детей с учётом психофизиологии. Практическое руководство для учителей и родителей». М.: ТЦ Сфера, 2001;

6. Сиротюк А.Л. «Психологические причины трудностей школьников при формировании учебных навыков», Логопед №6 2008 с 18-32;